1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что стало с бандитами

Куда делись бандиты из 90-х? (3 фото)

— Почему у нас было только одно бандитское поколение?

— Во-первых, это связано с объективной динамикой рынков и капитала и изменением ролей тех, кто выжил. Из людей, просто получавших дань, они стали собственниками. Это меняло горизонты ожидания: в тюрьму идти не хотелось, готовности умирать тоже поубавилось. Соответственно, изменились их способы действия: насилие стало невыгодно, разрушительно. Татуировки и откровенно бандитское поведение уже не приносили таких дивидендов, надо было изображать из себя бизнесменов — а когда ты кого-то систематически изображаешь, ты им и становишься, пока не произойдет сбой.

А второе — это конкуренция: бандиты проиграли частным охранным предприятиям и государству, многие просто сели в тюрьму или были вынуждены изменить методы.

Символическая точка в процессе ликвидации бандитов как класса была поставлена процессом над Владимиром Кумариным в 2009 году.

Был такой эпизод: в 1998 году у меня был собеседник из чеченской группировки, очень конкретный, из тех, кто назначал встречи на пустыре за гаражами. Затем я его встретил в 2003 году и спросил: чем ты занимаешься? Он говорит: заканчиваю юридический. Это довольно точно обозначало переход от понятийного права к формальному. Он продолжил заниматься похожими вещами — участвовал в рейдерстве, но рейдерство происходило по Граждан­скому и Уголовному кодексам, с участием адвокатов, судов, исполнительного аппарата государства. Юридическое образование становилось не менее важным активом, чем умение толковать понятия и назначать стрелки за гаражами.

Очень важно понимать, что в начале нулевых не «государство задавило мафию», а произошли объективные структурные сдвиги, благодаря которым бандиты исчезли как класс — сами люди частично остались, конечно.

Это установила социология. Если бы мы сказали, что были преступники, которые убивали и вымогали, а вот теперь с ними разобрались, мы бы не ответили на вопрос, что произошло с нашей страной в период с 1995 года по 2005-й. Уже к 2003 году бандиты исчезли в таком количестве, но это не значит, что их пересажали: они просто перестали воспроизводиться. Папа-бандит уже не будет передавать свой опыт — наоборот, он сделает все, чтобы его дети были другими, пошлет их учиться в хорошие школы или за границу.

Про то, как в 90-е становились бандитами

5625 человек – именно столько моих подписчиков ожидают продолжения реальных историй из жизни от бывшего следователя прокуратуры. Честно скажу, что такого интереса я изначально не ожидал, но теперь уже ничего не поделаешь, обманывать подписчиков не хочется, надо переносить воспоминания на бумагу.
На этот раз я решил записать вот такой рассказ из времен лихих 90-х. Скажу сразу – судя по всему, он выйдет достаточно объемным, и в один пост уложиться вряд ли получится, так как чтобы все изложить доходчиво и понятно, формат рассказа не подойдет, потребуется этакая эпопея, почти что маленькая повесть. Итак, приступим:

С начала 90-х годов в одном небольшом провинциальном городке стал необычайно популярен народный промысел, который на официальном языке носит псевдонаучное название «изготовление контрафактной алкогольной продукции», а в просторечье зовется «разливом левой водки». И не то, чтобы этот городок чем-то особенно в этом плане отличался от всей остальной России (левую водку тогда лили везде и в больших количествах), просто именно там это занятие стало основным для местного населения. Левую водку с огромным энтузиазмом разливали решительно все: и резко перепрофилировавшиеся в прошлом различные предприятия, и просто жители в своих дворовых постройках. Для сотрудников милиции, проводивших в те времена обыска в частных домах, было совершенно обычным делом найти в какой-нибудь сарайке 4-5 двадцати литровых канистр спирта, огромное количество тщательно вымытой стеклянной тары объемом по 0,5, мешок жестяных крышек-«бескозырок», а к ним вырезанный в рукопашную металлический штамп с наименованием какого-то мифического ликеро-водочного завода, и огромную стопку напечатанных в «левой» типографии водочных этикеток этого же ЛВЗ.

Конечно же, всех работающих тружеников контрафактного фронта надо было обеспечить сырьем, то бишь спиртом. Соответственно, в городке появились специальные люди, которые различными полузаконными и совсем незаконными путями добывали в больших количествах спирт и доставляли его в городок автомобильным и железнодорожным транспортом (цистернами). Таких людей в народе уважительно именовали «спиртовики». Притащив спирт в городок, «спиртовики» сбывали его уже двухсотлитровыми бочками более мелким распространителям, ну а те далее, по цепочке, до конечного потребителя – мужичка, трясущимися руками разливающего у себя в сарайке этот спирт пополам с водой через воронку в кое-как помытую бутылку. По отдельным оптовым заказам «спиртовики» работали с предприятиями, которые брали спирт не мелочась, цистернами.

Читать еще:  Как запретить входящие международные звонки

В общем, «спиртовики» в итоге оказались на самом верху этой «пищевой» цепочки. Они быстро стали обрастать деньгами, связями, ну и, конечно же, проблемами. Проблемы у них стали появляться от того, что достаточное количество авторитетных в криминальном мире людей резонно захотели иметь от этого бизнеса свою долю. «Спиртовики» поступали по-разному: одни находили «крышу», дальше просто отстегивали ей бабло, и дальнейшие вопросы решали уже «крышные». Другие «спиртовики» сами создавали свои «бригады», которые даже становились в результате реальной силой среди криминалитета, способной тоже «решать вопросы».

Вопросы в то время решались чаще всего радикально – путем отстрела конкурентов или наезжающей другой «крыши». Поскольку «спиртовиков» в городке к середине 90-х годов было не так уж и мало, размах внутривидовой борьбы достиг своего апогея примерно на таких цифрах: В одном из 90х годов на 70-80 тысяч населения городка было совершено 11 только официально признанных заказными убийств. Короче, впору было поднимать на законодательном уровне вопрос о переименовании городка в «Чикагинск».

Одним из таких «спиртовиков», создавших свою «бригаду», был некий Александр, в городке его было принято называть «Саша-бандит». Ко второй половине 90-х годов Саша-бандит заработал уже достаточно спиртовых денег, чтобы начать вкладывать их в, как говорится, реальный сектор экономики. Он скупил несколько умирающих предприятий городка, вложил в них деньги и уже начал получать первую отдачу. В заводоуправлении одного из этих предприятий (назовем его «Восток») он оборудовал свой офис.

В это же время в городок из мест лишения свободы возвратился один гражданин, которого я буду называть Савельич. Про него следует рассказать отдельно. Будучи 1940 года рождения, в первый раз Савельич подсел за какую-то мелочевку в 1955 году. Потом он еще несколько раз садился на пару-тройку лет за кражошки и грабежи, пока в 1968 году не загремел по-крупному: в двух разных городах тогдашнего Советского Союза он убил двух разных людей. И хотя корыстный мотив этих убийств следствие ему не доказало (ему удалось свести всё якобы к внезапно возникшим личным неприязненным отношениям), тем не менее он заслуженно был приговорен к ВМН – высшей мере наказания, то есть расстрелу. Вроде бы, справедливость восторжествовала, но Савельич подал в Верховный Совет СССР прошение о помиловании. Каковы были мотивы Верховного Совета, для меня так и осталось непонятным, но, просидев больше года в камере смертников, Савельич был помилован, и высшая мера наказания ему была заменена на 15 лет лишения свободы. Во время отбывания он успел отличиться еще по статье «Дезорганизация деятельности исправительно-трудовых учреждений» и добавить себе еще 5 лет срока. Вышел он на свободу только в конце 80-х годов, к тому моменту, когда перестройка уже прошла стадию «нового мышления» и вплотную переходила к «демократизации». Как раз в это время для решения периодически возникающих споров между хозяйствующими субъектами страна стала остро нуждаться в таких людях, как Савельич – дерзких, наглых, не считающихся со средствами в достижении целей, но при этом весьма авторитетных в определенных кругах. Ощутив свою востребованность в деле разрешения финансово-хозяйственных споров, Савельич решал эти споры весьма эффективно, не забывая при этом себя, но несколько заработался, и уже в начале 90-х годов заехал в места лишения на три года по статье 148 УК РСФСР «Вымогательство». После освобождения он, увлекшись ролью третейского судьи в одной весьма запутанной истории с возвратом долга, прострелил на «стрелке» коммерсанту ногу из обреза, и получил 5 лет за причинение менее тяжких телесных повреждений и незаконный оборот оружия. Отсидел, правда, всего три года и «откинулся по УДО» (освободился условно-досрочно), потому как годы были уже не те.

В общем, в очередной раз Савельич вышел на волю как раз к началу этой истории. Поскольку человек он был авторитетный, к нему сразу же обратились несколько коммерсантов за «крышными» вопросами, и на хлеб с маслом ему хватало. В помещении фирмы «Центурия», принадлежащей одному из этих коммерсантов, Савельич даже устроил личный кабинет. Но тут к нему обратились некие серьезные люди, и предложили за 10 тысяч долларов организовать убийство Саши-бандита, о котором я уже рассказал выше. Савельич понял, что вот тут и есть его шанс – самому больше волей не рисковать, а стать диспетчером, подбирая начинающих на роли киллеров. Он согласился, но потребовал от заказчиков, помимо оговоренной суммы, еще и оружие. Те без вопросов подогнали ему два ТТ-шника с патронами. Дело было за малым – найти киллера и замочить Сашу-бандита наглушняк.

Тут надо еще заметить, что освободившись в конце 80-х, Савельич сошелся с одной женщиной, проживающей в городке. У нее был сын от первого брака, назовем его Игорь, ему тогда было 15 лет, а на момент описываемых событий уже лет 25. Савельич относился к Игорю, как к родному сыну, воспитывал его в правильных понятиях, знакомил с серьезными людьми, а когда Игорь стал постарше, то дал денег на открытие небольшого бизнеса в плане «купи-продай».
Так вот, в фирме «Центурия», где засел Савельич, был охранник, молодой парень 25-ти лет, назовем его Егор. Он в свое время закончил педагогический институт по специальности «учитель физкультуры», и даже пошел работать по специальности в школу, но выдержал там недолго – бесили школьники и очень маленькая зарплата. Поскольку, еще учась в институте, Егор успел жениться, и у него уже была маленькая дочь, то необходимость кормить семью отправила его работать охранником. Деньги он там получал тоже очень небольшие, ютился с семьей в комнатке общаги, и особых перспектив в жизни не видел.

Читать еще:  Как правильно визуализировать желание

Савельич обратил внимание на Егора, и, как бы между делом, стал вести с ним задушевные беседы в плане того, что деньги нужны человеку, пока он молодой, пока еще есть вкус к жизни, а вот старикам они уже ни к чему, но вот в жизни всё так несправедливо, что Егор, молодой парень, вынужден бедствовать, ну и все в таком духе. Егор говорил, что он готов работать, чтобы зарабатывать, но не может такую работу найти, на что Савельич сказал ему, что возможность заработать всегда есть, и спросил его, насколько хорошо он стреляет. Егор понял, к чему он клонит, и ответил, что на курсах охранников стрелял лучше всех. Тогда Савельич обозначил ему сумму – 2 тысячи долларов. Егор сначала не раздумывая согласился, а уже потом спросил, кого нужно убить. Савельич сказал, что убить нужно Сашу-бандита, и Егору нужно будет только подойти и сделать выстрел, а в остальном ему помогут.

После этого в течение недели Игорь и Егор отслеживали Сашу-бандита и установили, что тот держит офис в фирме «Восток», живет в коттеджном поселке в пригороде, где у него выстроен новый большой дом, из дома в офис и обратно ездит сам на автомашине «ВАЗ-21099» модного цвета «мокрый асфальт» с номером «099», приезжает обычно домой около девяти часов вечера.

Еще одна история про то, как становились бандитами в 90-е

Как понятно из названия, еще одна история про бандитов из небольшого городка, которая раньше мной тут не выкладывалась. История длинная, в трех частях. Часть первая:

В одном из прошлых моих рассказов упоминался Саша-бандит, спиртовик, сам себе создавший «крышу». И эта история будет как про тех, кто входил в его группу, точнее, кто работал по его заказам. В том самом городке, где в 90-х годах происходил беспредел на почве передела черного рынка левого алкоголя, в одном доме на улице Пугачева жили четыре друга: Костя, Женя, Эдик и Антон. Были они самыми обычными ребятами из самых обычных семей, в детстве играли во дворе в футбол, хоккей и в войнушку между «немцами» и «русскими», летом ездили не на Юг, а к бабушкам в деревни, закончили 8 классов и пошли учиться в ПТУ. Пили за гаражами портвейн, потом шли на дискотеки, после которых дрались с парнями из другого района. В общем, самые обычные, ничем не выделяющиеся парни.

Костя был несомненным вожаком в этой группе – крепкий, здоровый и довольно неглупый, он серьезно занимался единоборствами. Женя был парень спокойный, даже мягковатый, он безоговорочно признавал Костин авторитет. Эдик увлекался радиолюбительством и был этаким «самоделкиным». Антон же был молчаливый, упертый, и убедить его в чем-то мог только Костя, который тоже был для него авторитетом.

В ПТУ к этой группе примкнул Гоша, парень не столь физически крепкий, но веселый, разговорчивый и фонтанирующий разнообразными идеями.

В конце 80-х годов, закончив ПТУ, парней призвали в Советскую Армию. Но, отслужив свои два года, они увольнялись уже из другой армии и вернулись уже в другую страну – Россию. Немного помыкавшись в городке, Костя уехал в расположенный поблизости большой город – искать удачи. Остальные же парни пристроились кто куда, и встречались достаточно редко.

И вот через несколько лет Костя вернулся в городок. Своим старым друзьям он рассказал, что в большом городе через армейского кореша попал в серьезную бригаду, которая в то время рамсила так, что гремела на всю Россию. Но потом Косте надоело быть в этой бригаде на третьих ролях, и он решил замутить что-то своё в родном городке. Короче, Костя предложил друзьям «отрабатываться по заказам», то есть совершать заказные убийства. Все согласились, тем более, что работы ни у кого особо не было (Женя работал инкассатором, Гоша безуспешно пытался заниматься бизнесом, Эдик работал на заводе за гроши, а Антон вообще сидел без работы). Костя сразу озвучил, что работать они будут по темам Саши-бандита – авторитетного в городке человека, и первая тема уже есть, и за неё уже получен аванс.

Читать еще:  Где в Таиланде лучше отдыхать в июне

Будущей жертвой должен был стать некий Пчелкин – преуспевающий спиртовик, с которым у Саши-бандита вышла «закусь» из-за «коровы» — цистерны с левым спиртом, которую они не поделили. Никто из участников конфликта не хотел отступать, тем более Саша-бандит, для которого это во многом означало утрату авторитета. Поэтому на Пчелкина и пришел «заказ». Костя сказал, что у него есть двухсотграммовая тротиловая шашка и к ней нужно как-то приделать взрыватель и дистанционное управление, чтобы взорвать машину Пчелкина заодно вместе с ним самим. Изготовлением шайтан-машинки должен был заняться Эдик. Эдик не стал мудрить и заколхозил шашку в подвернувшуюся под руку пластмассовую коробочку, пришурупив к ней изнутри магнит, а к взрывателю подцепил дистанционное управление от какой-то игрушки, которую ему принесли знакомые на ремонт. Костя решил сначала поиспытывать самопальное дистанционное управление, и они с Гошей и Женей стали ездить на «пятерке» его отца по городку, периодически высаживая Гошу с пультом в разных местах. Гоша уходил на разные расстояния, нажимал на пульт, а Костя и Женя проверяли, когда происходила сработка. Полученный опытным путем результат показал, что творение китайских мудрецов работало в условиях городка максимум на 20-25 метров, и то при прямой видимости с объектом. Поэтому Костя решил, что Гоша с пультом будет стоять не слишком далеко от машины Пчелкина, чтобы дистанционное управление сработало наверняка.

Затем они стали отслеживать Пчелкина по городку и установили, что он ставит свою машину «Нисан Патрол» совсем недалеко от своего дома, вблизи от входа в микрорынок, который на ночь закрывался и охранялся сторожем. Поэтому бомбу надо было ставить не ночью, когда была велика вероятность обнаружения сторожем, а утром, когда микрорынок открывался, сторож уходил, а на мирокрынок уже шли покупатели.

Солнечным летним утром Женя на отцовской «пятерке» забрал Гошу и Костю с бомбой, и они поехали к микрорынку. «Патрол» Пчелкина стоял на своем обычном месте, рыночек уже открылся, и народу было достаточно много. Встали подальше, и Костя отдал бомбу Жене – прикреплять её к машине должен был он. Женя подошел к рынку, постоял, покурил, огляделся, убедился в том, что на него никто не обращает внимания, быстро подошел к «Патролу» и прикрепил взрывное устройство на магнит к днищу, слева впереди, как раз под водительским креслом. Потом он еще для вида постоял рядом с входом на рынок пару минут, и быстрым шагом пошел к «пятерке», стараясь, чтобы прохожим не было видно, как у него дрожат лопатки. В «пятерке» он сказал Косте, что все в порядке, и теперь настала очередь Гоши. Гоша взял пульт, вышел из «пятерки» и пошел в кусты, от которых «Патрол» стоял всего в десяти метрах. Братва дожидалась, когда Пчелкин наконец-то сядет в свою машину.

Ждать пришлось почти час. И вот из-за угла своего дома показался Пчелкин, он подошел к «Патролу», сел за руль и стал трогаться. Вот «Патрол» тронулся, вот выехал на улицу, поехал дальше…. Но ничего не происходило – взрыва не было. «Патрол» уже набирал ход, когда к «пятерке» подбежал Гоша и, запыхавшись, сказал, что пульт не работает. Костя крикнул ему садиться в машину, а Жене, который был за рулем – гнать за «Патролом». По дороге Костя забрал у Гоши пульт и теперь задача Жени была подъехать к устройству на максимально близкое расстояние.

На их удачу Пчелкин ехал не спеша, по прямой, и они его быстро нагнали буквально через два перекрестка. Подъезжая к очередному, третьему перекрестку, Пчелкин вообще сбавил ход, видя впереди «красный». «Пятерка» подъехала к «Патролу» сзади метров на 7-8 и тут Костя нажал на кнопку пульта. Раздался взрыв, у «Патрола» почему-то открылись передние двери, и он съехал с дороги на тротуар, где окончательно остановился. Когда приехала «скорая», Пчелкин был еще жив, хотя ему взрывом оторвало обе ноги. Он умер почти сразу при доставлении в реанимацию от острой кровопотери.

Костя узнал об этом уже вечером от Саши-бандита, который передал ему 10 тысяч долларов за хорошо и чисто выполненную работу. И тут заканчивается рассказ о дружбе и начинается повесть о жадности: Гоше, Жене и Эдику Костя отдал по одной тысяче, а остальное взял себе.

Источники:

http://fishki.net/1784897-kuda-delis-bandity-iz-90-h.html
http://pikabu.ru/story/pro_to_kak_v_90e_stanovilis_banditami_3590747
http://yulianovsemen.livejournal.com/25828.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector