2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гареев Махно и Касьян

НЕОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ БАТЬКИ МАХНО.

Сегодня пойдет речь еще об одном незаурядном персонаже из истории Гражданской войны — о Несторе Махно. Он был предводителем тех самых «зеленых» — людей, которые были сами по себе и боролись одновременно и с «красными», и с «белыми». А еще он вошел в историю как главный анархист Гражданской войны. Мы же решили обратиться к его непростой судьбе и подробнее рассказать о его личности.

Название украинского поселения, где родился и жил Нестор Иванович, — Гуляйполе — лучше всего характеризует Махно, который «прогулялся» по жизни, периодически выкарабкиваясь из самых сложных ситуаций. Он происходил из обычной крестьянской семьи. Его отец умер в 1889 г. — через год после рождения Нестора. Поэтому с малых лет ему и его братьям пришлось познать тяжелый труд. Махно подрабатывал и у помещиков, и у богатых крестьян, и на местном заводе. А чтобы уберечь сына от службы в царской армии, мать изменила ему дату рождения на год позже, что в будущем спасло ему жизнь.

В годы Первой русской революции Нестор увлекся анархо-коммунизмом и вступил в террористическую группу, которая грабила помещиков и совершала покушения на чиновников. В 1908 году его арестовали по обвинению в убийстве тюремного чиновника и приговорили к смерти через повешение (действовали карательные меры, введенные Столыпиным). Однако тут сыграла свою роль подделка даты рождения, по которой Махно оказался несовершеннолетним для казни, поэтому смерть была заменена московской тюрьмой. В Бутырке Нестор ближе познакомился с анархо-коммунизмом, изучил труды русских анархистов, а также историю и математику.

Февраль 1917 года освободил многих заключенных, в том числе и Махно, который тут же отправился к себе домой воплощать анархистскую теорию в жизнь. В Гуляйполе он вошел в местный Совет, стал собирать «Черную гвардию» — вооруженный отряд, добился введения восьмичасового рабочего дня и постарался ликвидировать безработицу.

Интересно, что Нестор Махно ровно на месяц раньше Владимира Ленина добился на своей территории конфискации помещичьих и церковных земель в пользу крестьян.

В начале 1918 года украинское националистическое правительство заключило мир с Германией и Австро-Венгрией, попросив их помощи в борьбе против большевиков. Территория Екатеринославской губернии вместе с Гуляйполем попала под оккупацию. Махно и его отряду пришлось отступить в Россию и пробыть здесь до лета. За это время Нестор Иванович побывал в Москве, где встретился и беседовал с лидерами большевиков, в том числе и с Лениным.

В июле Махно и его товарищам удалось вернуться в свои края и начать формирование партизанского отряда для борьбы с оккупантами. В рядах партизан и местных жителей Нестор заслужил авторитет и уважение и получил почетное прозвище «батько». Осенью, после ухода немцев, большая приазовская территория оказалась под властью Махно и его отрядов. На этих землях Нестор Иванович решил создать свое анархистское государство. По его идее страна была составлена из свободных и самостоятельных управлений тружеников. Были сформированы местные Советы, в деревнях собирались сходы, в центре созывались съезды. Репрессии в новом государстве применялись редко и только к помещикам. Национализм, антисемитизм и мародерство жестко карались, погромщики тоже наказывались. Усилиями «батьки» в этом районе были созданы училища, лазареты и мастерские.

Махно и его отряды отрицательно относились к бывшим оккупантам и украинским националистам, также — к «белым», а «красные» были ближе к анархистам по идейному духу. Врагами же для «батьки» были те, кто мешал спокойно жить и развиваться новообразованному государству.

С «красными» поначалу Махно дружил и заключил с ними взаимовыгодную сделку: они поставляли ему оружие, а он помогал им бороться против «белых». Махновцы даже вошли в состав «красной» дивизии под командованием Дыбенко. За помощь в боях против Деникина Нестора Ивановича представили к главной большевистской награде — Ордену Красного Знамени. Но постепенно отношения между анархистами и «красными», которые хотели подчинить себе необычные и опасные для них формирования, ухудшились. Так повстанческие отряды Махно стали врагами для большевиков и оказались в состоянии борьбы против них и «белых».

Махновцы боролись разными методами. Например, против большевиков они придумали политику «продразверстки наоборот»: повстанцы возвращали крестьянам отобранный «красными» хлеб.

К 1920 году на этой территории партизанские отряды Махно настолько ослабили красноармейские силы, что это привело к усилению Врангеля. Поэтому Нестор Иванович, не желая подыгрывать «белым», заключил хрупкий мир с большевиками. После общей победы над остатками белогвардейцев части РККА переключились на отряды Махно, периодически претерпевая от них поражения. Но в 1921 году движение махновцев стало таять. Это происходило и из-за ударов «красных», и из-за большевистской политики НЭПа, которая отнимала у крестьян, поддерживавших Махно, желание бороться. Не желая сдаваться в плен, в августе Нестор Иванович с небольшим отрядом перебрался в Румынию, а оттуда в 1922 году — в Польшу. Здесь его передали суду по требованию советского правительства, но Махно был оправдан. В 1924 году за откровенные анархистские высказывания его выслали из страны.

Нестор Иванович с семьей обосновался во Франции, где продолжал бороться за дело анархизма и пропагандировать свои идеи, находя нередко единомышленников в Европе. За время эмиграции он успел написать книгу воспоминаний. Однако его деятельности мешал туберкулез, полученный еще в тюрьме. Его кормила и опекала бывшая жена, Галина Кузьменко.

Читать еще:  Что такое представительство в гражданском праве

У Нестора Махно было две жены. С первой, Анастасией, они прожили всего пару лет. А со второй, Галиной, они прожили в браке 8 лет, родили дочь Елену и развелись в Париже в 1927 году.

Нестор Махно умер в 1934 году в Париже. Деньги на его похороны собрали единомышленники. На этом жизнь легендарного «батьки», создателя анархистского государства Нестора Махно и закончилась. Но он навсегда вписал свое имя в историю Гражданской войны и анархистского движения.

Правда и ложь о батьке Махно

Недавно проведенный конкурс «Великие Украинцы» многих заставил задуматься: в списке ста претендентов на звание великого карикатурно-придурковатый герой анекдотов и баек Нестор Махно уверенно обошел Владимира Мономаха, княгиню Ольгу, гетмана Скоропадского, Хрущева, Брежнева, Симоненко и Януковича. Помимо этого, в нынешнем году в серии «Жизнь замечательных людей» вышла история жизни Нестора Ивановича, а прошлогодний телесериал «Девять жизней Нестора Махно» уверенно держится в первых строчках списка зрительский симпатий.
Почему Махно вдруг выплыл из исторического небытия? Почему образ украинского Че Гевары оказался весьма востребован в нашем гламурном, толерантном мире? Кем был Махно? Военным и политическим деятелем, одним из вождей анархистского движения в годы Гражданской войны. Одним из первых кавалеров ордена Боевого Красного Знамени. «Бригадиром», т.е. командующим третей бригады Первой Заднепровской дивизии, а позже — Революционной повстанческой армии Украины. И еще изобретателем тачанки. Да, все это правда. Как правда и то, что можно назвать героя нашего рассказа налетчиком и бандитом. Собственно, как и большинство его более удачливых товарищей — большевиков, разбойным путем
пробившихся к власти.

Учительница первая Махно
Говорят, что Махно стал революционером под влиянием некой учительницы, позднее ставшей его женой. Это ложь. Как писала активистка революционного анархо-синдикалистского движения Ида Метт, жена нашего героя, Галина Кузьменко, познакомилась с ним уже после того, как он стал Батькой Махно. Нестор Иванович проходил совсем другие университеты. Как и многие его революционные соратники, Махно попался на мокром деле, и сессией Одесского военного окружного суда в марте
1910 г. был приговорен к смертной казни через повешение, которая была заменена бессрочной каторгой. В следующем году 23-летнего каторжанина перевели в Бутырскую тюрьму.
Крестьянский сын Нестор Махно не был ни глупцом, ни неучем. Бутырка издавна славилась богатой библиотекой, собранной «политическими», так что жаждущему знаний юному душегубу повезло: в тюрьме он изучал книги не только по истории, философии, им были прочитаны «все русские писатели, начиная с Сумарокова и кончая Львом Шестовым». К тому же у него были хорошие учителя. Один из них, сокамерник Махно, некто Петр Аршинов, — известный анархистский активист.

Махно воевал против белых
Это правда. А против кого мог воевать бывший подпасок, маляр, чернорабочий? И хотя жилось юнцу не так уж плохо (по словам прозаика Сергея Дашкова, Нестор на гуляйпольском чугунолитейном заводе даже посещал… театральный кружок!), что-то восставало в его душе против панов и белой кости — господ офицеров.
Cразу после Февральского переворота 1917 года, когда распахнулись двери тюрем, Махно вернулся в Гуляйполе и начал, в свете полученой тюремно-революционной мудрости, наводить порядки. Так, он предложил «немедленно отобрать церковную и помещичью землю и организовать по усадьбам свободную сельскохозяйственную коммуну, по возможности с участием в этих коммунах самих помещиков и кулаков».
С начала Гражданской войны махновцы принимали активное участие в боях против Деникина: историки утверждают, что без помощи Махно красные потеряли бы Москву! Неутомимый Нестор также воевал против Краснова, Врангеля и кайзеровских войск. За разгром белых под Мариуполем Махно (уже комбриг Красной Армии) награжден орденом Красного Знамени за № 4.
Весной 1919 г., после тяжелых боев, махновцы отбросили деникинские войска к Азовскому морю и отправили 100 (сто. ) вагонов захваченного у них зерна голодающим рабочим Москвы и Петрограда.
Следует заметить, что сражался кандидат в великие украинцы против всех правительств Украины: Центральной Рады Грушевского, гетмана Скоропадского, Директории Петлюры. И никогда не входил с ними в союз.

Махно воевал против красных
И это правда. «В мае 1919 года Махно самовольно увел свою бригаду с фронта и начал борьбу против Советской власти», — утверждает Советская военная энциклопедия
На самом деле большевики попросту подставили Махно — не получая от них обещанной поддержки боеприпасами и снаряжением в боях с частями Кавказской дивизии под командованием генерала Андрея Шкуро, Махно был вынужден разорвать соглашение с советским правительством.
В июне 1919 приказом ПредРВС Льва Троцкого Махно объявлен вне закона «за неподчинение командованию». В ответ анархист направил телеграмму Ленину, в которой сообщил о своей преданности революционному делу и объяснил принятое решение о разрыве с Красной Армией постоянными нападками на него со стороны «представителей центральной власти» и «прессы коммунистов-большевиков». Ох уж эти журналисты, самого Махно допекли!
Троцкий писал (врал, как обычно): «Не нужно, конечно, преувеличивать силы Махно, как делает обыватель. На самом деле махновцы представляют собой очень небольшой отряд».
Однако в борьбе против Врангеля «очень небольшой отряд» Махно очень даже понадобился. Большевики, наступив на горло своей песне, пошли на мировую. Как говорится, ничего личного, ведь для большевистской верхушки Махно (впрочем, как и все остальные) были всего лишь пешками для достижения цели в своей игре. И Махно в который раз купился на красивые слова…

Читать еще:  Почему футболисты получают много денег

Кто брал Крым?
«Фрунзе», — скажете вы. Правильно. Но это мнение самого Фрунзе. В боях за Крым махновские отряды приняли самое активное, если не главенствующее участие. Они отличились в форсировании Сиваша и в сражениях с кавкорпусом генерала Барбовича под Ишунью и Карповой Балкой. Так, исследователь «махновской темы» Олег Герчиков утверждает, что еще в октябре 1920 г. между повстанческой армией и советской властью было заключено соглашение о совместном выступлении против Врангеля (предчуствуя неладное, сам Махно в походе на Крым участие не принимал). А в начале ноября махновцы с большими потерями переправились через Сиваш и взяли Симферополь.
Так что если на вопрос учителя: «Кто брал Крым и освобождал от белых столицу Таврической губернии?» — юный читатель нашей газеты ответит: «Махновцы», — он должен рассчитывать на положительную оценку. А если бы Таврический университет не носил бы сейчас имени Вернадского, он по праву мог бы называться не им. Фрунзе, а им. Махно. К слову, в рейтинге «Великие украинцы» Махно опередил и Вернадского…

Если враг не сдается…
Снова процитируем Советскую военную энциклопедию: «В 1921 году отряды Махно окончательно превратились в банды грабителей, насильников и были разгромлены советскими войсками». Про «банды насильников» — это ложь. Просто после падения белого Крыма Махно уже был не нужен. И командование Красной Армии издало приказ о передислокации махновцев на Южный Кавказ. Хитрый лис Махно понял: это ловушка. И отказался подчиниться. Ответом большевиков стала военная операция по «ликвидации партизанщины». Живущий в Париже историк Александр Скирда уверяет, что часть повстанцев была окружена чекистскими подразделениями и уничтожена перекрестным огнем нескольких сотен пулеметов. Оставшиеся отряды Махно с боями ушли из окружения в районе Гуляйполя и несколько месяцев перемещались по Украине, уходя от преследования.
После столкновений с превосходящими силами Красной Армии остатки отрядов Махно были прижаты к румынской границе. В августе Махно с отрядом из 78 человек прорвал петлю окружения и перешел границу в районе Ямполя.
Придворный коммунистический поэт Маяковский по этому поводу восторженно писал: «Били Деникина, били Махно, так же любого с дороги смахнем». Точные слова, потому что для новой власти что человек был, что муха — все едино…
Махно бежал в Румынию, а оттуда в Польшу. Советское правительство потребовало его выдачи. После суда над Махно в Польше он был оправдан и в 1924 уехал в Германию, а потом во Францию. Несмотря на сказки про «золото Махно», в Париже Нестор Иванович вел весьма скромный образ жизни, работая киномехаником и сапожником. В свободное время писал мемуары. В июле 1934 года в возрасте 46 лет Махно умер в парижской больнице от костного туберкулеза. Урна с его прахом была замурована в стене колумбария кладбища Пер-Лашез, рядом со Стеной коммунаров.

Махно был антисоветчиком?
Это правда. Странно, что советские историки возмущались, что Махно написал антисоветские мемуары. А какими они должны были быть?!
Еще на родине Махно неоднократно высказывал недовольство чрезвычайной политикой советской власти в освобожденных районах. Так, на Третьем районном съезде советов Гуляйпольского района почетный председатель Махно заявил, что советская власть изменила «октябрьским принципам», а Коммунистическая партия узаконила власть и «оградила себя чрезвычайками».
Да и раньше высказывания анархиста Махно настораживали лидеров новой власти. Объявленную большевиками диктатуру пролетариата Нестор Иванович расценил как попытку расколоть трудящихся. Как пишет Сергей Дашков, Махно не помогли ни беседа со Свердловым и Лениным в июне 1918 года в Кремле, ни даже визит к престарелому князю Петру Кропоткину. «Нет партий, — сокрушался батька, — . а есть кучки шарлатанов, которые во имя личных выгод и острых ощущений. уничтожают трудовой народ».
…Через два дня в небольшом городке Гуляйполе Запорожской области торжественно отметят 120-летие со дня рождения Нестора Ивановича Махно. Намечается открытие памятника батьке. Макет этого памятника напоминает изваяние комиссара, с поднятой рукой ведущего в атаку… А если бы жил батька в наши времена? Сумел бы он объединить и повести за собой народ? Наверняка. Но далеко бы ушел? Вряд ли… Нашли бы его с пулей в голове — после неудачной попытки разобрать свой маузер…

Опубликовано в газете «Крымское время» 23 Октября 2008

Как Батька Махно рубил «Дикую чеченскую дивизию»

В эти дни Украина отмечает годовщину победы войска Махно над «Чеченской дивизией» Осенью 1919 года Нестор Махно разгромил 1-ю Туземную конную дивизию деникинского генерала Ривишина. Абреков здесь резали с невиданной яростью.

На этой неделе восточные украинцы отметят очередную годовщину своего истинно-национального героя – Нестора Ивановича Махно.

Цветы к памятникам Батьке лягут в Никополе и Гуляй-Поле. Одновременно степная Украина отмечает победу на горцами «Дикой дивизии». На Юге Украины своя память о настоящей Дикой дивизии времен Гражданской войны. И эта память замешана на ненависти и презрении. Осенью 1919 года Нестор Махно разгромил 1-ю Туземную конную дивизию деникинского генерала Ривишина. Абреков здесь резали с невиданной яростью. Причины бешеной украинской люти были веские. К белому движению здесь относятся по-разному. Чуть ли не половину личного состава офицерских частей Деникина и Врангеля составляли уроженцы Малороссии, и потому для многих белые – свои. Они никогда не роняли чести в бою. Иное дело Дикая дивизия. Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России Антон Иванович Деникин отправил ее ликвидировать «бандитов» Махно.

В преддверии большого наступления на Москву главком перебросил на юг ряд ударных частей, чтобы навсегда покончить с «наглыми хохлами» в собственном тылу. В состав группы вошло несколько офицерских полков, сводные казачьи части и 1-я Туземная дивизия, укомплектованная чеченцами и ингушами. Дивизия была наследницей царской, широко разрекламированной Дикой дивизии, которая якобы отличалась повышенной боеспособностью. Откуда взялся этот миф, непонятно до сих пор.

Читать еще:  Как спарсить сайт

Итак, на расправу с украинскими степняками отправились «лучшие воины мира» − вайнахи. К октябрю 1919 года армия Нестора Махно отступала под натиском офицерских и казачьих частей. Туземная конница находилась во втором эшелоне, занимаясь грабежами м насилием. По воспоминаниям очевидцев, даже латышские стрелки не были столь жестоки. Свидетельствует офицер Туземной дивизии Де Витт: «Удельный вес чеченца как воина невелик; по натуре он — разбойник-абрек, и притом не из смелых: жертву себе всегда намечает слабую и в случае победы над ней становится жесток до садизма». У села Перегоновка ударная офицерско-казачья группа в 20 тыс. штыков и 10 тыс. сабель была буквально уничтожена. Исход сражения решила махновская конница под командованием инспектора кавалерии Дорожа.

Последнюю решающую атаку повел сам Нестор Иванович. Лаву кавалерии поддержал беспощадный пулемётный полк Кожина – около сотни тачанок, сведённые в один кулак. Уникальное изобретение батьки Махно, в манёвренных боях его тачанки буквально топили противника в потоке раскаленного свинца. Бывали случаи, когда хлопцы «выкашивали» целые полки. Любопытно, что лучшие тачанки реквизировали у немцев-колонистов. С отличными рессорами, легкие и одновременно прочные, эти повозки были своего рода «мерсами» таврических степей.

Ночная битва под Перегоновкой считается самой кровавой и тяжелой за все годы махновщины. 51-й Литовский офицерский полк полностью изрублен. 1-й и 2-й Лабинские казчьи пластунские полки сдались. Каре из 1-го Симферопольского, 2-го Феодосийского и Керчь-Еникальского офицерских полков оказало ожесточённое сопротивление, но повстанцы ударили с тыла, и строй распался. Гнали офицеров 25 верст, покрывая поля изрубленными телами, топили в реке. 6 тысяч деникинцев были убиты, еще столько же попали в плен.

Казалось бы — настало время показать себя Туземной конной дивизии! Однако грабить и насиловать крестьянок гораздо легче, чем воевать с чубатыми запорожцами… В первом же бою у роковой Перегоновки «непобедимые горцы» потеряли треть нукеров. «Салоеды», которым сам Аллах велел быть рабами джигитов – неоднократно сходились в рукопашную, а под занавес боя буквально расстреляли несколько туземных эскадронов из пулемётных тачанок.

Махновцы умели наступать в сомкнутом конном строю и недаром прослыли «рубаками». Красный комбриг А.Рыбаков вспоминал, как запросто, «одним ударом разрубывалась голова, шея и полтуловища, или полголовы скашивалось так точно, будто резали арбуз». Настроение дополнит еще одна цитата из мемуаров де Витте: «Раны у чеченцев были в большинстве смертельные. Я сам видел разрубленные черепа, видел отрубленную начисто руку, плечо, разрубленное до 3-4-го ребра, и проч. — так могли рубить только хорошо обученные кавалерийские солдаты или казаки».

Дикую дивизию погнали по днепровским берегам, как перепуганное стадо. Страшные для мирного и безоружного населения, лихие кавказцы раз за разом терпели унизительные поражения от Махно, неся при этом совершенно чудовищные потери. Махновцы питали по отношению к горцам лютую ненависть. Пленный белый офицер мог рассчитывать на быструю смерть, солдат вообще выпускали на волю. Горцам-насильникам это не грозило. Пуля в таких случаях казалась редким счастьем.

В бою под Александровском (нынешнее Запорожье) полк Кожина буквально расстрелял два полка «туземцев», вырезав остальных в сабельной атаке. Потери повстанцев составили 40 человек, потери джигитов больше — 1200 всадников. Окончательно Дикая дивизия была добита 11 ноября в ночном бою под Екатеринославом. Сейчас это Днепропетровск. Горцев уничтожили в кавалерийской рубке, многие бежали и утонули в Днепре. 700 человек попали в плен. Утром их обливали керосином и сжигали, либо медленно рубили шашками на мелкие куски…

Участник махновского движения Герасименко писал: «Больше всего досталось кавказским частям − чеченцам и другим. Их за месяц погибло несколько тысяч. В конце ноября массы чеченцев категорически заявили, что не желают больше воевать с Махно, самовольно бросили посты и поехали к себе на Кавказ. Так начался общий распад деникинской армии». После махновского разгрома генералу Ривишину удалось сформировать новую Дикую дивизию. Но это были люди, окончательно сломленные потерями и бегством. Какая-либо дисциплина пала окончательно. Остался один примитивный грабёж. Дивизию перебросили в Крым, и называлась по-разному: то Чеченской конной, то Крымско-туземной бригадой… Суть была одна. Вот что пишет генерал Слащёв-Крымский: «Великолепные грабители в тылу, эти горцы налёт красных в начале февраля на Тюп-Джанкой великолепно проспали, а потом столь же великолепно разбежались, бросив все орудия. Красных было так мало, что двинутая мною контратака их даже не застала».

Генерал Слащев заслуженно считался одним из лучших полководцев белого движения. Крымская операция покрыла его славой. Но даже он не раз говорил: «Моя мечта — стать вторым Махно. Вот противник, с которым не стыдно драться».

Тогда Нестор Иванович был союзником большевиков. К Джанкою прорвался «блуждающий» полк махновцев. Украинский выговор напавших моментально восстановил в мозгах горных «мачо» жуткие картины боёв осени 1919 –го — и они тут же дали деру.

При Союзе местные исследователи Гражданской войны старательно обходили тему жесточайшего разгрома 1-й Туземной дивизии в степях Юга Украины. Слишком не вписывалась она в трафарет «дружбы советских народов».

Источники:

http://pikabu.ru/story/neobyichnaya_istoriya_batki_makhno_6202610
http://www.proza.ru/2009/01/17/783
http://vitalidrobishev.livejournal.com/4052066.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector